Публикації

Нашим випускникам 2015 присвячується: "Сім причин бути психотерапевтом"

Нашим випускникам 2015 присвячується:

1. Психотерапевт начинает любить людей.
Мало кто понимает на самом деле, что означает «любить». Но если ты ежедневно работаешь с людьми, которые ищут помощи, у тебя в конечном итоге не остаётся иного выбора, кроме как научиться любить и понять, что именно это означает для тебя.

Ничто более не может наполнить смыслом всё то, что ты делаешь в кабинете, кроме как желание помочь людям становиться свободнее и жить в полную силу. 
Всегда есть те, кому это на данный момент не интересно. 
Всегда есть те, кто ищет простых решений и избегает ответственности. 
Но со временем в каждом (и в себе) ты начинаешь видеть ту божественную искру, которая напоминает, что перед тобой точно такой же человек как ты — он живёт, дышит, боится, радуется, стареет, засыпает и просыпается, видит сны, у него есть мама и папа, дети и любимые, он стремится к пониманию и реализации своей природы, что бы он ни думал об этом. 
Просто у каждого своё время и свой ритм. Это как аватаровское «я тебя вижу», и оно даёт ощутить пульс, кровь в отношениях с людьми и миром. 
И это позволяет чувствовать искреннее любопытство и интерес к тому, кто перед тобой.

В разговорах с несколькими очень уважаемыми специалистами мирового уровня я слышал один и тот же вывод: будь то психотерапия, консультирование, переговоры или распознавание лжи, превыше любых теорий и техник оказывается искренняя заинтересованность, искреннее любопытство и желание понять. Именно это качество поражало и привлекало меня всегда в тех, у кого я учился. Если посмотреть видео Милтона Эриксона и понаблюдать за ним, равно как и за его учениками в работе, в глаза бросается одно – очарованность человеком, который сидит напротив.

2. Психотерапевт становится терпимее к людям.
Встречая разных людей, ты видишь, как по-разному в каждом проявляется человеческая природа. 
Кто-то вызывает симпатию, кто-то — негодование, кто-то — отвращение, с этим ничего не поделаешь. 
Но раз за разом напоминаешь себе, что даже за отвратительными, болезненными, нечеловеческими проявлениями скрывается человеческое страдание и природное стремление к свободе, к чувству единения, к любви.

Кто-то не сможет этого достичь в этой жизни, и ты оказываешься бессилен помочь — с этим приходится мириться, и это трудно. Но это настраивает твои антенны на более глубокие процессы, нежели человеческие пороки и маски, и ты начинаешь пытаться (с разной степенью успешности) видеть живое человеческое существо в каждом, кого встречаешь. 
И это со временем коренным образом начинает менять твоё восприятие грубости, меркантильности, страха и трусости, гнева и прочих человеческих пороков. 
Нет, ты не начинаешь заводить друзей среди бомжей, гопоты и наркоманов, не оправдываешь преступников и грязных политиков, но и не не пытаешься с ходу осуждать их. 
Во многом ты можешь сомневаться, и твои предпочтения в общении остаются твоими, но одно понимаешь: ненависть и презрение отравляют в первую очередь тебя самого.

Я был свидетелем того, как один терапевт участвовал в разрешении конфликта между пациентом и несколькими сотрудниками одного медучреждения. Все слышавшие и знавшие о сути конфликта в один голос называли пациента «психованным» и «неадекватным». Но никто из них не попытался понять человека, который чувствовал себя загнанным в ловушку, одиноким и отчаявшимся. Непросто прорваться через завесу враждебности и обвинений, но терапевту это удалось.

3. Психотерапевт избавляется от иллюзий.
Но на этом пути неизбежно случаются болезненные встречи, и это встречи со своими собственными иллюзиями: о том, что можно изменить мир, что можно улучшить кого-то, что можно всё продумать, всё предусмотреть, что можно избегать ошибок. Приходится оттачивать навык осознавания и осознанности, а это означает — быть внимательным к мелочам, к любой ерунде, потому что ты на самом деле не можешь быть уверенным в своём знании и понимании себя, мира и людей вокруг. Начиная с дилеммы «верить-не верить», ты приходишь к тому, что доверие и сомнение сливаются воедино во внимательность и осознанность. 
Ты учишься доверять своему восприятию, своим чувствам и ощущениям, своему разуму и своей интуиции, и проверять, перепроверять, убеждаться и находить истину. А если это невозможно — ты довольствуешься и этим и сохраняешь себе право сомневаться. Просто у тебя нет иного выбора.

В одной из книг Джефф Зейг пишет о беседе с Эриксоном. 
Они обсуждали сложного пациента, и Эриксон сказал, что ему, вероятно, невозможно помочь. Джеф был удивлён, поскольку думал, что можно было бы помочь любому, нужно только найти правильную технику, подобрать правильные слова. На это Эриксон сказал нечто вроде следующего: «Вам, молодой человек, нужно побыстрее избавиться от этой идеи». 
Мы действительно не можем помочь тому, кому нельзя помочь. Нужно знать свои пределы.

4. Психотерапевт ценит разнообразие в людях.
Психотерапевт встречается с проявлениями жизни, которые лежат порой на противоположных концах континуума реальности: мы видим богачей и бедняков, добрых и злых, радость и горе. Мы встречаемся — как в работе, так и в жизни — с рождением и смертью, с надеждами и страхами. Но внимание и осознанность, искреннее любопытство и заинтересованность заставляют искать смысл в том, что выбивается за рамки обыденного — особенно в том, что выбивается за рамки. 
Легко видеть смысл в радостном и приятном, трудно — в болезненном и отвратительном. 
Легко видеть смысл в том, что знакомо и похоже на нас, трудно — в том, что отличается от нас. Но с опытом психотерапевт начинает понимать, что даже самые странные и чуждые явления соединяют нас с важными ресурсами. А поэтому — никогда не можешь знать заранее, что из встретившегося сегодня поможет тебе. 
Поэтому психотерапевт становится внимателен к разнообразию и различиям — они помогают узнать о себе и о мире то, что до сих пор оказывалось сокрытым от взора.

Достаточно лишь сказать, что больше всего мы можем научиться у тех, кто нам не нравится и с кем нам трудно.

5. Психотерапевт держит свою «правду» при себе.
Как и любой человек, психотерапевт живёт обычной человеческой жизнью, думает, имеет свои взгляды и убеждения. С каждым новым пациентом этот мир встречается с другим миром, чужим и незнакомым. С миром, который много лет жил без твоего раньше и много лет проживёт без него, когда вы расстанетесь. 
Почему вы встретились сейчас? 
Что именно необходимо этому человеку от тебя? 
Никогда не знаешь заранее. И первоначальное интуитивное желание объяснить, помочь, исцелить, раскрыть глаза уступает место чуткому вниманию и готовности дать то, что ты можешь дать, если только человек хочет (осознанно или неосознанно) что-то взять. 
И на самом деле ты понимаешь, что тебе нет смысла давать что-либо помимо твоей правды. 
Правду создавать легко, когда отсекаешь всё лишнее; ложь всегда требует жертв со стороны совести, здоровья, усилий и времени. Но психотерапевт также осознаёт, что правда это субъективное явление. 
Всё, что он может сделать, - помочь человеку найти свою правду.

6. Психотерапевт способен на искреннюю близость и уязвимость.
Два химических вещества не могут создать третье, если не вступят в реакцию. Два человека не могут создать нечто новое, если не раскроются друг другу. 
Психотерапевт фактически вынужден учиться устанавливать связь, раскрываться и поддерживать отношения — без этого его работа становится профанацией, ремеслом. Встречая разных людей, психотерапевт оттачивает этот навык, полирует его снова и снова. 
Он понимает, что невозможно избежать боли и уязвимости — так создала нас природа. Он понимает, что наши таланты это обратная сторона наших слабостей. И это становится одним из «якорей», которые помогают «спуститься на землю», когда это необходимо, и вспомнить, что все мы уязвимы перед болью и смертью, все мы должны беречь и уважать слабости друг друга. А одно это осознание бесценно для поддержания близких отношений.

7. Психотерапевт начинает с себя.
Если яйцо разбивается силой извне, жизнь заканчивается. 
Если оно разбивается силой изнутри, жизнь начинается. Всё великое начинается изнутри, и психотерапевт начинает понимать это. 
Бесполезно пытаться искусственным образом менять людей и мир — он сопротивляется, борется и уничтожает то, что силой вклинивается в естественный ход вещей. 
Но внутренние изменения неизбежно приводят к изменению мира вокруг. 
Пусть это лишь малая его часть, но если множество малых частей изменятся по всему миру — изменится весь мир.

Автор: Владимир Снигур

https://www.facebook.com/KISPP

Коментарі (0)

Залишити коментар

Ім'я (обов'язкове поле)
Email (обов'язкове поле)
Коментар (обов'язкове поле)



КОНТАКТИ

01133, м.Київ, бульвар Л.Українки 34,
парадне №3, оф.401

Телефон: (044) 585-46-77
Факс: (044) 585-46-78

Email: admin@kispp.com